Я нашел ошибку
Главные новости:
Наверх
Самара  -2 °C, Тольятти  -2 °C
Курсы валют ЦБ РФ:
USD 74.43
0.64
EUR 88.93
-0.01
  • Публикуем решение суда
  • Персональные данные

Юрий Астахов: Что не так с историческим поселением в Самаре?

18 января 2021 13:32
17481
Юрий Астахов: Что не так с историческим поселением в Самаре?

В сфере градостроительства в Самаре проблем хватает. Местные активисты регулярно вынуждены бороться с высотной застройкой в историческом центре. Продолжается обустройство исторического поселения, не прекращается снос несанкционированных гаражей, при этом никуда не исчезают проблемы с парковками. «Засекин» побеседовал с самарским архитектором Юрием Астаховым о том, что не так с градостроительными нормативами, почему историческое поселение — не самый лучший способ сохранить наследие и, неожиданно, как точечная застройка могла бы спасти старую Самару.

«Обманутый дольщик — как манна небесная» 

— Юрий Евгеньевич, какие проблемы градостроительства в Самаре Вы считаете основными?

— Если говорить о Самаре, главная проблема — это отсутствие четкой и ясно сформулированной, научно обоснованной градостроительной политики с неукоснительным соблюдением вытекающих из нее требований к процессу застройки города. В результате, на сегодняшний день решая острые сиюминутные городские проблемы, будь то обманутые дольщики, парковочные места или историческое поселение, мало кто задумывается о последствиях, связанных с методами принятия этих решений.

Взять те же парковочные места. По нормативам — одно место на квартиру, что неверно, потому что не на квартиру надо считать, а по принципу «одна машина на семью». А наши квартиры и семьи — это разные вещи. У нас значительная часть квартир — это не жилье, а инвестиции людей. Поэтому у нас такой большой процент однокомнатных квартир. Но почему-то у нас идет примитивное следование федеральной норме. В большинстве регионов все это сделано по-другому. Кроме того, далеко не все квартиры заселяются, статистики нет, но по косвенным признакам жителей явно меньше.

— В случае с парковочными местами у нас почти везде согласуется уменьшение коэффициента. Вы считаете, это нормально?

Каждый раз норматив декларируется жесткий, а потом куча отклонений от него. Недавно была комиссия по застройке, и там штук восемь этих самых объектов вообще с нулями. Обоснование — обманутые дольщики. Я вот думаю, когда вдруг не станет обманутых дольщиков? Ничего сделать нельзя будет. Обманутый дольщик — прямо манна небесная для многих инвесторов. Как я и сказал — сиюминутную задачу пытаются решить, нарушая базовые нормативными показателями.

Интересно, а обманутым дольщикам парковаться не надо, у них машин нет?

В том-то и дело. Отчитываясь сегодня по обманутым дольщикам, мы создаем проблему, которая проявится завтра.

То, что сейчас регулярно отклоняются от нормативов, может ли привести к транспортному коллапсу в городе? Ведь если парковаться негде во дворе, машины заполонят близлежащие улицы.

— Когда какой-то застройщик объявляет, что дворы без машин, но при этом не делает паркинг хотя бы с коэффициентом 0,5, что является реальной цифрой на сегодняшний день, как мне кажется, то это просто рекламный ход, не больше. Все дворы всегда будут забиты. Дворы и прилежащие улицы. Но коллапс на магистралях происходит, а не на улицах.

Выходит, Сергей Шанов с Еленой Лапушкиной об этом совсем не думают?

— Градостроительные правила, нормы принимаются на федеральном уровне, они противоречивые, порой устаревшие, но они законные и поэтому, их соблюдение контролируется даже прокуратурой. Активно вмешивается в градостроительную практику города и региональное  министерство предлагая, на пример, документ под громким названием «Реновация градостроительной политики г.о. Самара», подготовленный явно без участия специалистов в этой области. На долю муниципалов остается выполнение всех этих нормативов и инициатив,  а для проведения осмысленной градостроительной политики у них нет ни времени, ни ресурсов.

— Как считаете, министерство не думает, что нынешние действия приведут к плачевным результатам в будущем?

— Да нет, конечно. Во-первых, что значит «думать»? Для того, чтобы думать и предполагать, надо обладать определенным уровнем градостроительной культуры, специальными знаниями и опытом. Ни того, ни другого у большинства руководителей этого министерства нет и быть не может. В том числе и у министра, он — молодой энергичный предприниматель. Но для того, чтобы заниматься градостроительством, нужны несколько иные компетенции.

— То есть, Вы полагаете, что Евгений Чудаев совсем не специалист?

— В области градостроительства конечно нет. По образованию он вроде бы экономист. Замечательно, конечно, но это другая профессия. Да и большинство его строителей к ГРАДОстроительству имеют  весьма отдаленное отношение. 

«Исторические куски Самары дискретны»

— Давайте поговорим об историческом поселении. По вашему мнению, это реальный проект или еще одни «New-Васюки»?

Да нет, никаких Васюков, к сожалению, не будет по причине того, что New-Васюки — это нечто иное. Здесь основной тезис — спасение наследия, хотя многие разделы программы исторического поселения к сохранению исторического наследия никакого отношения не имеют.

Во-первых, они, к сожалению, не обоснованы научно, так как результаты исследований, которые проводились, оказались  недостоверными. Есть шесть томов этого исследования. Я прочитал эти шесть томов, а это мало кто сделал, в том числе и защитники программы. Идет такая эмоциональная шумиха, а на самом деле обоснование очень хлипкое. Так же, как и выбор границ этой территории тоже совершенно не соответствует реальной картине.

На самом деле исторические куски Самары дискретны. То есть сначала какая-то часть в центре есть, дальше идут такие анклавы как, например, кажущийся мне одним из важнейших — территория завода имени Масленникова. С моей точки зрения, это не менее важная территория, чем наши славные самарские дворы.

«В идее исторического поселения много популизма»

Была такая скандальная ситуация, когда чуть ли не 900 объектов вывели из исторического поселения. Как это так получилось?

Дело в том, что здесь никто не задается вопросом, как они туда попали, откуда взялось это безумное количество памятников. В свое время решили в нашем отделе охраны, что если появится больше памятников, то появится много федеральных денег на их содержание. Наивность такая. И пошло. Юные архитекторы ходили, смотрели на дома. Дом понравился — его записывали в список памятников. А почему не заводы? Так потому что тогда на завод и пройти нельзя было, ну и вообще далеко не ходили, все в центре.

Причем без какого-то анализа: просто понравился, и всё. Почему до сих пор, хотя прошло уже 40 лет, а все ещё появляются «вновь выявленные».

Вновь выявленный памятник, надо заметить, имеет самую большую охранную зону. Пока на него не разработают дорогостоящую документацию, у него зона охраны 200 метров, и в этом пространстве ничего делать нельзя. А денег на эту документацию нет, и это все навешивается на незабвенного, так сказать, инвестора, которому не посчастливилось получить участок для застройки вблизи этого объекта. Вот он заказывает, платит деньги за это, и так далее. Поэтому их было около 2 000 в своё время. Но постепенно их выводили. Некоторые сами по себе разваливались, сгорали.

У города и близко нет денег на содержание всего этого, практически аварийного хозяйства. У нас, у многих градозащитников, ВООПИКовцев и так далее какая логика? Вот нашли дом, признали его памятником — всё, мы победили, дом — памятник. А шансов выжить у него стало меньше. Потому что чинить его стало в пять раз дороже. Если обычный дом мы можем починить обычными средствами, то для того, чтобы чинить памятник, должны быть привлечены только специалисты с компетенцией реставраторов. Разница в пять раз, хотя если судить по качеству многих работ, это делал всё тот же «Равшан».

Но ладно — ремонтные работы ладно, там как-то можно договориться. Обязательно должна быть сделана вся исследовательская и проектная документация. А она порой дороже, чем сам ремонт.

В идее с историческим поселением много дилетантизма, популизма, так как в обществе по мере развития возникла потребность в сохранении культурного наследия, и на это надо реагировать. Но можно реагировать материально – ремонтируя дома, восстанавливая фрагменты исторической среды, а можно – на бумаге, проводя границы охранных и прочих зон, фиксируя парцелляцию и ставя всё это на кадастр, не забывая при этом, о сохранении морфотипов.

«Город спасет точечная застройка» 

— Получается, чтобы всю эту идею с сохранением купеческой Самары привести в исполнение, нужны более четкие градостроительные регламенты?

— Да. На самом деле, для исторического поселения есть четкие нормативы. Точнее, не то, чтобы они четкие — корявые, как и всё в этой области. Но хотя бы в каком-то приближении. Там есть понятие о том, что историческое поселение должно быть там, где историческая среда доминирует. То есть, примерно 60% исторических зданий, не более 10% дисгармонирующих строений. И в исследовании этим принципом руководствовались, хотя там очень хитрое исследование у этих охранителей. Очень хитрое исследование, по которому самое главное — субъективное мнение эксперта. Так прямо и написано.

Вообще, реставрация и охрана памятников — это самая коррумпированная область строительства, причем до самого-самого верха. Почему делают, по-вашему, такие огромные охранные зоны? Вспомните хотя бы дом со слонами, где она была в районе двух километров. Это чтобы потом охранную зону сокращать. Сокращать-то за деньги. Каждое изменение зоны — вопрос оплачиваемый. Тем более, что научного обоснования ни самого определения памятника, ни размеров его охранной зоны нет.

— Но при этом высота зданий в историческом поселении четко прописана.

— По этим параметрам, которые прописаны, им половина наиболее ценных памятников не соответствует. Реальные памятники в эти прокрустовы ложа не помещаются. Дом Челышева, например. У нас там только по длине здание не должно быть больше двадцати-двадцати пяти метров, а «Челышевский» дом на весь квартал идёт, как вы с ним поступите? А как быть с универмагом «Юность»? Это тоже памятник. Он гораздо больше, и так далее.

Параметры эти мало выполнимы. Более того, реального опыта применения подобных параметров практически нигде нет.

Дома как разрушались, так и разрушаются, и чем дальше, тем быстрее, поэтому охрана культурного наследия – это, в первую очередь, реальная деятельность. А у нас всё это превращено в попытку как бы взять под контроль, назначить все эти параметры, получить эксклюзивное право контролировать самый  инвестиционно-привлекательный   участок города.

Объективно центр города должен развиваться, а значит реконструироваться и застраиваться. Выйти из этого с наименьшим вредом для исторической среды, даже, может быть, вообще без вреда — это как раз точечная высотная застройка. Именно точечная высотная застройка в центре города. Меня, конечно, многие расстрелять захотят за эти слова. Немедленно, прямо на месте. Но только это и спасёт этот город, спасёт его историческое наследие. Вот такой парадокс. Именно точечная, а не массовая, именно высотная, а не малоэтажная, именно в центре, а не на окраине.

Безответный парковочный вопрос

А как насчет сноса гаражей? Вы считаете, это тоже правильно и обосновано?

— Ну конечно обосновано. Помойки надо убирать. С другой стороны, надо тоже альтернативу какую-то давать, а у нас снесли, а какой-то альтернативы гаражам пока нет. Кстати, активного противодействия тоже нет, значит, в принципе, многие эти гаражи и гаражами-то не были, на самом деле. Там у кого склад, у кого-то там какое-то чуть не производство, это же был самозахват. Словом, нормальная практика. Другое дело, что параллельно надо решать вопрос, куда девать машины.

— Ну это вообще больной вопрос для Самары.

— Да, и никто этим серьезно пока не занимается, то, о чём мы в начале говорили, вразумительной градостроительной политики, которая состоит из мелочей, в том числе решений по парковкам.

—  А платные парковки могут какой-то эффективный вклад в решение проблемы внести?

— Естественно. Другое дело, что должны быть и бесплатные. Подальше, похуже, но чтоб была. Как принято в социально развитых странах. Есть платные, есть бесплатные. Даже у нас вроде было решение по дорогам, что если есть платная дорога, то только при наличии альтернативы. Но с парковками не знаю пока. Их надо делать, особенно в центральной части города. Здесь должна быть инициатива, а у того же департамента градостроительства ее нет. Я могу по пальцам пересчитать там людей, имеющих профессиональное образование. Это смешно, потому огромная работа должна быть. А все профессионалы заняты текучкой, решением сиюминутных проблем. И физически сил просто не хватает.

Беседовал Сергей Любимов

Добавить комментарий

Введите своё имя
или войдите через социальные сети
Допускаются тэги <b>, <i>, <u>, <p> и ссылки на YouTube (http://youtube.com/watch?v=VIDEO_ID)
Добавляя свой комментарий Вы автоматически соглашаетесь с Правилами модерации.
Прикрепить файл
Прикрепить фотографии (jpg, gif и png)
Код с картинки:*

Комментарии

30 января 2021 18:33
Любовь Минакова
Чудны твои деяния Творец Небесный! На Земле сплошная чехарда... Почему же архитектор города не расскажет об этих проблемах Губернатору? Ведь такие проблемы и зависят от его решений и компетенции, он же руководитель и надзиратель над работой тех министров, которых утверждает? И проблемы архитектурной Культуры , её сохранения у улучшения-должны беспокоить его, любящего свой город!
27 января 2021 10:00
Дмитрий
Сколько мути в голове типо специалиста. Печально.